elenashumkina@list.ru

Михаил Юрьевич Лермонтов: "Герой нашего времени"

Михаил Юрьевич Лермонтов: "Герой нашего времени"

28.10.2019

ШКОЛЬНАЯ ПРОГРАММА ПО ЛИТЕРАТУРЕ С ЕЛЕНОЙ ШУМКИНОЙ

 

Здравствуйте, друзья.

Роман «Герой нашего времени» Михаил Юрьевич Лермонтов писал с 1838 по 1840 год. Это издание, и «Стихотворения М. Лермонтова» – вышли при жизни Михаила Юрьевича, и поэтому очень ценны…

 

Роман напечатан, как и «Стихотворения…», в 1840 году, к 27 апреля (разрешение цензора П. Корсакова от 19 февраля – в книге есть его незначительные купюры),
в Санкт-Петербурге, в типографии русского издателя и книготорговца Ильи Ивановича Глазунова, в двух частях, тираж – 1000 экземпляров. Редактор и издатели – те же: Андрей Александрович Краевский; И. Н. Кувшинников и А. Д. Киреев. В начале мая «Герой нашего времени» появился в книжных лавках, его продавали по цене 5 рублей 60 копеек за обе части.

Лермонтов пересмотрел текст журнальных публикаций глав романа и внёс исправления. «Бела», «Фаталист» и «Тамань» были уже напечатаны в журнале «Отечественные записки» (именно в таком порядке, как сейчас перечислены); «Максим Максимыч» и «Княжна Мери» – впервые опубликованы в книге;
по первоначальному замыслу Лермонтова, концовка повести «Максим Максимыч» была переходом к «Журналу Печорина», но затем было написано специальное предисловие, которое и вошло в текст романа.

Корректуру Михаил Юрьевич не читал, так как с 11 марта до середины апреля был под арестом за дуэль с Эрнестом-Себастьеном Брюжье де Барантом (летом его отправили за это в ссылку в Чечню, в крепость Грозную, там шла война). Поэтому книге есть ошибки переписчика и опечатки.

Первая часть «Героя нашего времени» – повести «Бела», «Максим Максимыч», «Предисловие к Журналу Печорина», повесть «Тамань».
Вторая часть – повести «Княжна Мери» и «Фаталист».

Первым на книгу откликнулся (весьма положительно) литературный критик, публицист Виссарион Григорьевич Белинский:
«Наконец среди бледных и эфемерных произведений русской литературы... явилось поэтическое создание, дышащее свежею, юною, роскошною жизнью сильного и самобытного творческого таланта.
Герой нашего времени принадлежит к тем явлением истинного искусства, которые, занимая и услаждая внимание публики как литературная новость, обращаются в прочный литературный капитал, который
с течением времени всё более и более увеличивается верными процентами»
.

Автор «Краткого обзора книжной торговли и издательской деятельности Глазуновых» писал:
«Это первое издание романа Лермонтова, напечатанное типографией Глазунова, несмотря на хорошие отзывы в
Отечественных записках В. Г. Белинского, сначала совсем почти не расходилось; это побудило издателей обратиться
к Ф. В. Булгарину и попросить написать его в
Северной пчеле статью об этом произведении. Как только появилась вСеверной пчеле… статья Ф. В. Булгарина, издание раскупили почти что нарасхват»*.

Но есть версия о том, что бабушка Михаила Юрьевича Елизавета Алексеевна Арсеньева без его ведома отправила Булгарину два экземпляра романа; в один из них были вложены пять сотенных ассигнаций. Видимо, на это намекал Белинский, назвав рецензию в «Северное пчеле – «купленным пристрастием»**.

В конце своей рецензии Фаддей Венедиктович Булгарин писал:
«Лучше романа я не читал на русском языке! Это говорит вам романист, рассказчик и критик, которого многие почитают неумолимым, беспощадным и даже привязчивым... Но вот юный автор... с истинным, неподдельным дарованием, и я хвалю его сочинение с такою же радостью, как будто бы делился с ним его славою. И точно делюсь, потому что слава русской литературы отражается на всех нас, на всей России, а её можно искренне поздравить с таким автором, каков творец “Героя нашего времени!”»

Благодаря статье Булгарина («Северная пчела» выходила в количестве
3000 экземпляров, для того времени – рекорд) тираж быстро распродали, и
в 1841 году Лермонтов продал А. Д. Кирееву право на второе издание; на этот раз напечатали 1200 экземпляров. Михаил Юрьевич внёс в него несколько исправлений, но оно повторяет первое издание, в них совпадают и страницы, и строки.

Предисловие Лермонтова к роману (его не было в первом издании), видимо, поступило во время печатания: набрано оно с отдельной нумерацией страниц, не включено в оглавление. Очевидно, предисловие навеяно критикой Николая I***, о которой М. Ю. Лермонтов узнал.

Он писал в предисловии:
«Самая волшебная из волшебных сказок у нас едва ли избегнет упрёка в покушении на оскорбление личности!
Герой нашего времени – точно, портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии... Довольно людей кормили сластями – у них от этого испортился желудок: нужны горькие лекарства, едкие истины. Будет и того, что болезнь указана, а как её излечить – это уж Бог знает!»

 

В своём романе, первом социально-психологическом романе в русской литературе, Михаил Юрьевич на примере одного героя показал душевную драму молодого поколения XIX века и отметил, что отсутствие политических свобод и вытекающая из этого праздность делают людей несчастными.

Видимо, поэтому в своё время он был не так понят…

 

До встречи!

 

Татьяна Белоусова

 

*«Отечественные записки» – литературный журнал, основанный в 1818 году историком, путешественником и писателем Павлом Свиньиным; выходил он
в Санкт-Петербурге. Виссарион Григорьевич Белинский работал в журнале с 1839 по 1846 год.
«Северная пчела» – русская политическая и литературная газета, издававшаяся

 в Санкт-Петербурге в 1825–1864 годах, основанная писателем, журналистом, критиком и издателем польского происхождения Фаддеем Венедиктовичем Булгариным.

 

**Фаддей Венедиктович Булгарин в своей статье писал, явно хвастаясь собой:
«Однажды в восемь часов утра приходит ко мне человек, который от роду не бывал у меня, человек положительный, как червонец, человек, не увлекающийся мечтами, поэзией, порывами и т. п. “Я пришёл к вам с просьбою”, – сказал он. – “Приказывайте! Очень рад услужить Вам”. – “Напечатайте, пожалуйста, объявление о книге. Вот оно!” Я посмотрел объявление и невольно улыбнулся его напыщенности. Посетитель заметил мою двусмысленную улыбку и промолвил: “Сочинитель книги, о которой я прошу объявить, хотя печатает свои произведения в журналах, которые против Вас вооружены, но даю Вам слово, что молодой автор вовсе не принадлежит к этой партии”. Я едва мог скрыть досаду при этих словах. “Милостивый государь! – возразил я. – Вы не знаете меня, говоря со мною таким языком. В литературе я знаю только две партии: партию хороших и партию дурных писателей. Враг ли мне автор или друг, мне всё равно. Если он напишет хорошее, я буду хвалить, а напишет дурное, возглашу об этом с доказательствами. Объявление Ваше я напечатаю”. Посетитель оставил меня, заронив в уме моём зерно предубеждения противу книги».

И в итоге так похвалил «Героя нашего времени»:

 «Почитая книгу ничтожною, я стал читать её на сон грядущий, то есть в постели, надеясь, что она усыпит меня. Была половина двенадцатого, когда я развернул книгу. Читаю, читаю; чтение завлекает меня. Наконец, хочу положить книгу, погасить свечу и заснуть. Невозможно! Книга приковала к себе волю мою, ум, сердце, все ощущения души! Читаю; и когда дочёл я до последней страницы, было шесть часов утра! В мои лета и при моих занятиях мне даже стыдно сознаться, что я провёл ночь без сна, за романом! На другой день я вовсе не мог работать, просидел весь день с головной болью и не досадовал. На третий день я снова прочёл “Героя нашего времени” и сердился на автора лишь за то, что книга так коротка! Всё это случилось со мною впервые за двадцать лет! Ни для одного русского романа я не жертвовал целою ночью и впервые прочёл русский роман два раза сряду и сожалел, что он не длиннее!»

 

***Император Николай I прочитал первое издание романа, и так писал про него жене:
«Такими романами портят нравы и ожесточают характер. И хотя эти кошачьи вздохи читаешь с отвращением, всё-таки они производят болезненное действие, потому что, в конце концов, привыкаешь верить, что весь мир состоит только из подобных личностей, у которых даже хорошие с виду поступки совершаются не иначе, как по гнусным и грязным побуждениям. Какой же это может дать результат? Презрение или ненависть к человечеству! Но это ли цель нашего существования на земле? Люди и так слишком склонны становиться ипохондриками или мизантропами, так зачем же подобными писаниями возбуждать или развивать такие наклонности! Итак, я повторяю, по-моему, это жалкое дарование, оно указывает на извращённый ум автора».

« все записи

Контакты
elenashumkina@list.ru
Будем на связи
Если у вас есть какие-либо вопросы, вы можете связаться с автором, написав письмо!
Отправить